Как было отмечено в Послании Президента народу Казахстана, отныне 500 казахстанских ученых должны ежегодно стажироваться в ведущих научных центрах мира. Об усилении взаимодействия казахстанских ученых с мировым научным сообществом, а также важности международной оценки рассказывает президент АО «Национальный центр государственной научно-технической экспертизы» (НЦГНТЭ) Адил Ибраев:

- В своем Послании народу Казахстана Глава государства Касым-Жомарт Токаев поручил Правительству обеспечить стажировку в ведущих научных центрах мира 500 ученых ежегодно, а также предоставлять 1 000 грантов для молодых ученых на исследования по проекту «Жас ғалым». Это правильное решение, если мы хотим добиться того, чтобы отечественная наука развивалась в русле глобальных трендов и перенимала передовые методы исследований. В этом смысле не могу не приветствовать и предложений Президента о направлении одного процента от прибыли недропользователей на НИОКР, активизации участия в развитии науки крупных компаний и частного бизнеса.

Мы уже сейчас наблюдаем, что развитие такого сотрудничества, взаимодействие наших ученых с зарубежными коллегами и авторитетными научными организациями позволили Казахстану участвовать в актуальных международных исследованиях, сохранять и развивать отечественные научные школы, поддерживать авторитет нашего научного сообщества на международной арене.


Плагиат века

Одним из главных аргументов противников зарубежной экспертизы является, по их мнению, высокий риск «утечки идей», промышленная разведка со стороны других государств и, как следствие, прямая угроза национальной безопасности. В качестве примера приводится случай, когда научная разработка казахстанских ученых якобы была опубликована в научно-популярном журнале и украдена американскими учеными, получившими впоследствии Нобелевскую премию. Инцидент этот произошел в 70-х годах прошлого века, когда большинство современных казахстанских ученых еще или не родились, или не задумывались о своей будущей профессии. Он, безусловно, заслуживает внимания историков казахстанской науки, но вряд ли его корректно использовать для критики современной системы оценки и экспертизы научных проектов.

Современная процедура экспертизы регламентирована законом и нормами научной этики. Более того, экспертиза научных и научно-технических проектов и программ, которые содержат сведения, составляющие государственные секреты или проходят под грифом «для служебного пользования», осуществляется с соблюдением особых требований законодательства РК, предполагающих в подобных случаях привлечение только казахстанских экспертов.

Бездоказательно подозревая приглашенных зарубежных экспертов в «промышленном шпионаже», мы отрицаем саму возможность научного сотрудничества, партнерства и взаимодействия в современном мире в целом.

Для каждого ученого, имеющего авторитет в мировом научном сообществе, его имя – это бренд, на формирование которого он потратил всю свою жизнь. В открытом мире репутационные издержки могут навсегда вычеркнуть имя ученого из списка экспертного научного сообщества, сделать его персоной нон-грата. И если для наших ученых это пока кажется мифической угрозой, то в развитых странах ученые экспертного уровня очень дорожат своей репутацией и тщательно выстраивают свою профессиональную биографию с самого начала карьеры.

Более того, во многих странах предусмотрено жесткое наказание за нарушения научной этики. Так, за доказанные случаи воровства идей во Франции может грозить до трех лет лишения свободы и штраф до 300 тысяч евро. В Японии нарушение авторских прав может стоить до 10 миллионов иен, в США – до 50 000 долларов.

Преодолеть страхи из-за возможной утечки идеи можно. В случаях, когда автор научного или научного-технического проекта уверен в уникальности своих разработок и особой значимости предложенных технологий для страны, необходимо использовать законодательство об интеллектуальной собственности, патентное право, предложить придать ему гриф секретности или «для служебного пользования». Возможно, необходимо ввести практику, когда автор в случае необходимости отмечает риски, которые может повлечь привлечение зарубежного эксперта к оценке его проекта.

Кроме того, обязательным условием современных конкурсов научных и научно-технических проектов является наличие научных публикаций в рецензируемых журналах, так что делиться своими наработками ученым все равно придется, и, чем раньше и качественнее они это сделают, тем более надежно обезопасят себя от возможного «воровства идеи».

Предложение же замкнуть все научные исследования исключительно на «национальном интересе» и национальной экспертизе по сути означает одно – оградить казахстанских ученых от мирового научного процесса. Искусственное сужение научного горизонта негативно отразится на состоянии казахстанской науки в целом.

Но работать над тем, чтобы научно-технические инновационные разработки казахстанских ученых способствовали индустриальному развитию, формированию новых технологий и секторов экономики, безусловно, необходимо. Возможно, есть смысл посвятить таким вопросам отдельный конкурс научно-технических проектов, направить на эти научные направления больше ресурсов, стимулировать ученых и руководителей организаций различных форм собственности на научно-исследовательскую и опытно-конструкторскую деятельность.


Привлечь лучших

Возвращаясь к нашей теме, достаточно болезненно в нашем научном сообществе обсуждается вопрос о разнице в оплате труда отечественных и зарубежных экспертов. Да, действительно, оплата зарубежных экспертов на порядок выше. Но в большинстве случаев авторитет в международном сообществе, наукометрические показатели, публикационная активность и другие индикаторы у зарубежных экспертов тоже значительно выше. Во всех развитых странах созданы базы данных экспертов, «охота» за профессионалами идет по всему миру. Эксперты мирового уровня могут выбирать, с какой страной им сотрудничать. Политика НЦГНТЭ в отношении зарубежных экспертов – привлекать самых лучших специалистов.

В настоящее время в базе данных НЦГНТЭ зарегистрировано 7 500 зарубежных экспертов, которые представляют страны, входящие в ОЭСР. Все эксперты публикуются в изданиях, индексируемых в международных базах данных Web of science и Scopus. Критерии, по которым Казахстан привлекает зарубежных ученых к экспертизе, довольно высокие: наличие ученой степени, опыт научной работы не менее 5 лет и индекс Хирша не менее 5 за последние 5 лет. Для оценки проекта научного руководителя с индексом Хирша 5 у эксперта должен быть индекс Хирша 10. При этом в каждом конкретном случае проходит тщательная проверка на наличие возможного конфликта интересов.

Обвинять зарубежных ученых в том, что они специально занижают оценку казахстанских проектов, нет никаких оснований. После внесения изменений в законодательные акты, регламентирующие работу национальных научных советов, разница между оценками зарубежных и отечественных экспертов стала минимальной. Тут скорее напрашивается вывод, что раньше, пользуясь анонимностью и закрытостью принятия решений в ННС, наши эксперты проявляли определенную аффилированность и завышали или занижали оценки отдельных проектов.

Зарубежная экспертиза научных и научно-технических проектов позволяет преодолеть аффилированность, достичь большей объективности, посмотреть на научную проблему с разных точек зрения.

Для Казахстана особая актуальность зарубежной экспертизы заключается в том, что мы испытываем дефицит научных кадров высокого экспертного уровня, особенно по узким и специфическим научным направлениям. В казахстанском научном сообществе, особенно в отдельных направлениях науки, все друг друга знают, имеют опыт совместной работы, являются или коллегами, или партнерами, или друзьями, или конкурентами. Обеспечить объективность экспертизы в таких условиях очень сложно, иногда просто невозможно. Тем более, что в условиях роста количества конкурсов резко возрастает число заявок. В 2017 году было подано около 5 тысяч заявок, в 2020 ожидается, что их будет больше 6 тысяч. Казахстанских экспертов уже сейчас не хватает, чтобы обработать такой большой объем научной информации.

Следует отметить, что есть определенные трудности при подборе зарубежных экспертов по гуманитарным, социологическим, социальным исследованиям. Найти зарубежного специалиста в таких научных направлениях, как казахская филология, этнография, история, прямо скажу, сложно. В этих направлениях основная нагрузка пока ложится на местных экспертов. Но даже при этом в мире наблюдается повышение интереса к гуманитарным, социальным исследованиям, особенно когда речь идет о недостаточно изученных региональных аспектах. Кстати, в последнее время отмечается рост цитирований и ссылок в авторитетных международных базах данных на казахстанские исследования в этих областях.

https://liter.kz/zarubezhnaya-ekspertiza-vazhnyj-faktor-razvitiya-nauki/?fbclid=IwAR1Z8QiHLIF1DaAyurPiz4ozhIkveqWIU-yE7NTyd4mDYQifcgoVQHgKlyo

11.09.2020
355